BigPikcha.ru (b_picture) wrote,
BigPikcha.ru
b_picture

Самоселы — люди, которые ведут хозяйство в Чернобыльской зоне отчуждения

За 30 лет, прошедших после катастрофы на Чернобыльской АЭС, прилегающая зона превратилась в своеобразный аттракцион для туристов и напоминание о страшном историческом уроке. Но в зоне отчуждения все еще живет 140 человек — последнее поколение так называемых самоселов, которые рискнули вернуться в свои дома после аварии и теперь возделывают там землю.

Фотограф Эстер Хессинг и писательница Софиеке Турмер отправились в зону, чтобы встретиться с последним поколением ранее процветавшего сообщества. Многие из поселенцев — пожилые люди, которые тайно вернулись домой вопреки рекомендациям властей. Другие переехали от отчаяния, нелегально заселившись в заброшенные дома.

zaglav



Для проекта Bound to the Ground («Близость к земле») пара документирует дни жителей зоны, из первых уст собирая свидетельства о жизни в зоне отчуждения, а также рассказы современных сотрудников Чернобыльской АЭС. Эстер объяснила, почему так много людей решились вернуться в опасный регион: «Прежде всего, здесь у людей давний опыт несчастной жизни. В 1930-е годы здесь страдали от голода, а потом была Вторая мировая война. Местные жители привыкли к трудностям.

У людей было мало денег, и они полагались на урожай с собственной земли. После катастрофы правительство предоставило сельским жителям многоквартирные дома в Киеве. Но они решили, что лучше короткая жизнь в зоне радиоактивного заражения, чем жалкая старость в Киеве. Еще они верят, что после смерти смогут воссоединиться с близкими только в том случае, если будут похоронены с ними рядом».


В первые годы после катастрофы жертвы Чернобыля страдали от жуткой дискриминации со стороны других советских людей. Многие переселенцы возвращались в свои дома пешком, хотя от Киева нужно было идти 130 километров. Разумеется, в дороге нужно было отдыхать, но им часто отказывали в ночлеге из-за страха радиации.


Эстер рассказывает, что клеймили даже детей. «Детей Припяти еще много лет после катастрофы называли чернобыльскими свиньями. Им не позволяли играть с другими детьми. Это закончилось только в 1988 году, когда достроили город Славутич для работников ЧАЭС и многие из этих детей переехали туда».


Эстер и Софиеке поразило то, что более 2000 человек все еще работают на ЧАЭС. В отличие от самоселов, которые живут за счет сельского хозяйства в заброшенных деревнях за пределами Припяти, работники ЧАЭС живут в Славутиче.

«Многие из нынешних сотрудников — дети тех, кто работал на электростанции, когда произошла авария, — объясняет Эстер. — Они выросли в Припяти, а теперь на ЧАЭС работают их дети, выросшие в Славутиче».

По словам Эстер, они выбрали такую работу из-за недостатка других возможностей: «На Украине не хватает рабочих мест. Безработица огромная, а объектов здравоохранения и образования по большей части немного. ЧАЭС все еще предлагает неплохие зарплаты, а в Славутиче хорошие школы и детские сады. Здесь можно спокойно растить детей. Здесь создают особые условия для жертв радиоактивного воздействия в первом, втором и третьем поколениях».

Поговорив с самоселами и работниками станции, пара исследовала покинутую Припять — город, изначально построенный для работников ЧАЭС. Сейчас это город-призрак, но когда-то он был задуман как «город надежды»: советская власть возлагала большие надежды на ядерные технологии.

Избавившись от вмешательства людей, природа захватила контроль над значительными территориями Припяти, покрывая серые конструкции и дороги дикой зеленью: «Вместо страха, ужаса и смерти мы обнаружили красивое место, все в цветах и травах, плодородную почву и гостеприимных людей, которые устраивали нам теплые приемы, хотя мы появлялись без предупреждения», — рассказывает Эстер.


«Мы познакомились с людьми, которые все еще работают на электростанции, выведенной из эксплуатации, и твердо верят в свое будущее. Мы познакомились с людьми, достаточно смелыми, чтобы работать в этом опасном месте, просто чтобы сделать мир немного безопаснее. Они показали нам, сколько может выдержать человек и как на самом деле сильна природа».

Государственная политика лишила поселение будущего: указ запрещает селиться на этой территории в течение 1000 лет после того, как умрет последний из нынешних жителей.






Главным желанием Эстер было сохранить историю этого тайного временного сообщества: «Об этом важно было рассказать, потому что все самоселы — уже старые люди. Бабушки из зоны отчуждения стареют, а новым людям сюда переезжать нельзя. Поэтому мы предполагаем, что лет через десять их истории и воспоминания будут забыты. Мы хотели рассказать о них и показать лица жителей деревни до того, как они лишатся голоса».

Смотрите также: Оживающий Чернобыль, Как молодое поколение жителей Славутича исправляет ошибки радиоактивного прошлого

источник




Понравилось? Жми лайк!
Tags: Украина, Чернобыль, город-призрак, переселение, радиация
Subscribe
Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments