BigPikcha.ru (b_picture) wrote,
BigPikcha.ru
b_picture

Беженцы и самые важные вещи, которые они взяли с собой

Сирийская женщина, которая провезла игрушечную черепаху в Мюнхен в кармане, девочка, которая взяла с собой кошку в лагерь беженцев Идомени в Греции, — все, кому пришлось убежать из дома и родной страны, задаются вопросом: «Что для меня настолько важно, что я не могу это оставить?»

Фотограф из Базеля Габриэль Хилл пригласил беженцев в свою студию, где он обычно делает корпоративные портретные фотосессии, и попросил их принести самую важную вещь, которую они везли с собой на пути в безопасное место. Как правило, оказывается, что это единственная вещь, которую они взяли из дома.

Беженцы и самые важные вещи, которые они взяли с собой



Ширин, 21 год, сбежал из Афганистана в 2010 году.

«Я живу в Швейцарии уже два года. Моя семья могла оплатить только один билет из страны, поэтому я здесь совсем один. Жить здесь очень дорого, поэтому родные не смогут приехать сюда ко мне. Когда я уезжал из дома, папа дал мне сотовый телефон. Этот телефон и одежда, которая была на мне, стали единственными вещами, которые я смог взять с собой. Благодаря этому мобильному телефону я мог связаться с родственниками и сообщить им, что благополучно добрался. Он также дал мне чувство, что я не один. Он стал для меня всем».


Сейла, 33 года, сбежала из Боснии и Герцеговины в 1992 году.

«Когда я была маленькой, папа часто ездил в Африку по работе. Однажды, когда мне было три года, я попросила его привезти мне живую обезьяну, но он привез мне мягкого зайца, купленного во время пересадки в аэропорту Цюриха. Я везде носила с собой этого зайца. Когда началась война, все произошло так быстро, что я не могла ни понять, что происходит, ни подумать о том, что хотела бы взять с собой, когда мы убегали. Вот так я забыла своего зайца, когда мы уезжали. Папа остался, и я написала ему кучу писем, в которых было: "Ты нашел моего зайчика? Я скучаю по тебе!" Я не могу описать свои чувства, когда я снова увидела отца три года спустя, в 1995 году. Я дрожала всем телом, когда увидела его лицо в аэропорту в Цюрихе и поняла, что он держит моего зайца».


Таги, 27 лет, сбежал из Ирана в 2011 году.

«Пять лет назад мне пришлось уехать из Ирана. Я мог взять с собой только то, что помещалось в карманах брюк. Через несколько месяцев я приехал в Швейцарию. Большую часть пути я проделал пешком. Нам постоянно приходилось переплывать реки на резиновой лодке. Я взял с собой только эти три фотографии. Каждая напоминает мне о разных периодах жизни до того, как мне пришлось бежать, оставивших теплые воспоминания. Я бы взял с собой больше вещей, если бы тогда у меня был выбор, но его не было».


Йосиф, 20 лет, сбежал из Эритреи в 2014 году.

«Бегство из Эритреи было довольно долгим и изматывающим. Нам пришлось идти пешком по несколько дней подряд, сидеть за решеткой в нескольких странах и пересечь одну из крупнейших в мире пустынь. Тем не менее нам повезло. Все выжили. Я взял с собой несколько дорогих сердцу вещей, но пришлось выбросить большую их часть до перехода через пустыню, чтобы взять с собой как можно больше бутылок с водой. Я оставил маленькую записную книжку с телефонными номерами и несколько фотографий из детства. Телефонные номера имели очень большое значение, потому что несколько раз меня задерживали и надо было платить выкуп, чтобы меня отпустили. Мне повезло, что у меня есть дядя в США: он посылал мне деньги, и я мог расплачиваться. Поэтому его телефонный номер стал самой важной вещью в моей жизни».


Назим, 26 лет, сбежал из Афганистана в 2011 году.

«Пять лет назад мне пришлось уехать из Афганистана. Там я учился на полицейского, но вскоре после того, как я начал работать, мне пришлось уехать из страны. Со мной был рюкзак с моими личными вещами, но торговцы людьми сказали выбросить его. Единственное, что у меня осталось, — это маленькая книжка из полицейской академии и бусы, которые мне дала мама. Я всегда мечтал стать полицейским. Эта маленькая книга — единственное, что у меня осталось от этой мечты».


Ахмет, 23 года, сбежал из Эритреи в 2013 году.

«Я сел на корабль в Ливии, который должен был доставить нас в Италию. Я не мог взять с собой ничего, кроме одежды, которая была на мне, и маленького кусочка бумаги с телефоном моих родных. Мне сказали связаться с ними, как только я доберусь до Италии. Примерно на полпути корабль перевернулся и затонул. Одежда промокла и стала такой тяжелой, что мне пришлось ее снять. Она исчезла в море вместе с кусочком бумаги с телефоном моей семьи. Я выжил, как и еще 200 человек. Более 250 человек с того корабля утонули. Через несколько месяцев после побега из Эритреи я нашел человека в Швейцарии, который смог связаться с моей семьей. Они думали, что я не выжил в пути. Этот кусочек бумаги с их номером был самой важной из моих вещей».


Мари-Тереза, 62 года, сбежала из Демократической Республики Конго в 2008 году.

«Мне надо было убегать из дома с минуты на минуту. К сожалению, у меня не было времени, чтобы взять что-то с собой».


Рохулла, 24 года, сбежал из Афганистана в 2010 году.

«Пять лет назад я сбежал из Афганистана. Когда я уезжал, я не мог взять с собой ничего, кроме той одежды, что была на мне. Я был очень маленьким, когда отца убили, поэтому я его почти не помню. Он всегда носил золотую цепочку на шее, и после его смерти мама передала ее мне. Я самостоятельно приехал в Швейцарию, и эта цепочка — единственное, что у меня осталось от семьи и родины. Она имеет для меня огромное значение, она дает мне чувство, что я не один, как будто папа всегда со мной».


Фархад, 27 лет, сбежал из Афганистана в 2007 году.

«Я собрал кое-какие вещи из дома, но перевозчики сказали нам все выбросить. Мне не хватило духу выкинуть фотографию мамы, поэтому я спрятал ее под одеждой. Я не видел мать с тех пор, как уехал, так что эта ее фотография очень много для меня значит».


Винаситхамби, 64 года, сбежал из Шри-Ланки в 1984 году.

«Мне пришлось покинуть наш дом в Шри-Ланке в 1984 году. Большую часть дороги я шел пешком, но, чтобы попасть в Швейцарию, я добирался на лодке, на самолете и на поезде. Я не смог взять с собой ничего, кроме одежды, в которую я был одет. Так как мне пришлось оставить семью там, эти фотографии были единственными важными для меня вещами, и, к счастью, я смог пронести их на себе. На фотографиях мои родители, мой брат и моя сестра, которая уже умерла».


Мигмар, 59 лет, сбежал из Тибета в 1959 году.

«В 1959 году я бежал с отцом, матерью, сестрой, бабушкой и дедушкой из Тибета в Индию. Тогда мне было два года, хотя я не знаю, в какой именно день родился. Я добрался до Индии только с отцом, бабушкой и дедушкой: мы потеряли сестру и маму по дороге. Самыми важными вещами, которые мы взяли с собой, бежав, были факелы, освещавшие нам путь на переходе через Гималаи».


Сулейман, 18 лет, сбежал из Афганистана в 2014 году.

«Мне потребовалось почти девять месяцев, чтобы добраться до Швейцарии. Я хотел сесть на корабль из Турции в Грецию, но в Греции нас постоянно ловила береговая полиция и отправляла обратно. Я пытался пять раз, и однажды лодка перевернулась и утонула. Из всех вещей, которые я взял с собой, остался только этот мобильный телефон. Мама купила его перед тем, как я сбежал из Афганистана. Она потратила на него 3000 афгани (около 45 долларов). Это половина ежемесячного дохода моей семьи. Телефон был единственным способом сообщить моим родным, на каком я этапе пути и что со мной все в порядке. Мама очень переживала, поэтому я периодически звонил, и это ее успокаивало. Телефон также давал мне возможность почувствовать себя более безопасно и не так одиноко».


Махмуд, 20 лет, сбежал из Ливана в 2014 году.

«Вообще, я палестинец, но я убежал из Ливана. Несколько лет назад я обратился из ислама в христианство, и священник дал мне эту Библию. Во время путешествия лодка, в которой я плыл, попала в беду, и наш мастер сказал нам все выбросить в море. Каким-то образом мне удалось спрятать мою Библию. Это самая дорогая мне вещь, она придает мне сил в трудные моменты. Она промокла в морской воде и довольно грязная, но я не променяю ее на новую. Здесь, в Швейцарии, я живу в приюте преимущественно с мусульманами. Моя семья — единственные люди, знающие, что я перешел в другую веру. Поэтому я не могу показать лицо, я живу двойной жизнью».

Смотрите также: Вдохновляющие истории олимпийской сборной беженцев

Понравилось? Жми лайк!


источник

Tags: беженцы, вещи, общество, портреты, спасение, фотопроект
Subscribe
Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →