BigPikcha.ru (b_picture) wrote,
BigPikcha.ru
b_picture

Category:

Другие мигранты

Первыми мигрантами в человеческой истории были представители Homo Erectus, которые более двух миллионов лет назад покинули жаркий африканский континент и направились на восток. Расселившись по территории современной Евразии, люди не остановились и заново открывали для себя новые земли, вступая в войны, завоевывая и переделывая средневековый мир. Викинги неоднократно плавали к соседям англосаксам, которые, кстати, сами приплыли на Туманный Альбион с немецких земель. К крупным миграциям можно отнести великое переселение народов в IV—VII веках, освоение американского континента и имперскую колонизацию, миграцию в мировые войны XX века.
Древнерусская государственность была также основана мигрантами — призванными на правление варягами, которые в итоге дали название могучему княжескому роду — Рюриковичам. Иностранцы задолго до Петра Первого, «прорубившего окно в Европу», приезжали, жили и работали на Руси. При Иване III и Василии III итальянские зодчие строили Кремль, а архитектор Успенского собора Аристотель Фиорованти был еще и инженером, денежным мастером, мостостроителем. Иностранцев охотно брали и на военную службу.
При первом в истории России императоре, Петре Великом, количество иностранцев сильно возросло. «Люди с Запада» приезжали обучать наших мастеров архитектуре и военному делу. Русский царь и сам был временным мигрантом, когда обучался кораблестроению в Голландии. В какой-то момент число экспатов стало настолько большим, что в Москве, в районе Лефортово, для них выделили целую слободу для проживания.
Иностранное влияние на русскую культуру было также весьма значительным. Дворяне в начале XIX века предпочитали разговаривать на французском языке, а не на родном русском. Великие литераторы и художники этого времени ориентировались на европейскую культуру, стараясь перенимать художественные формы и изобразительные приемы, что особо заметно, к примеру, в салонной живописи.
После Октябрьской революции поток иностранцев заметно снизился. СССР находился в оппозиции к западному миру капитализма и неохотно пускал иностранцев из вражеских стран. В СССР приезжали сторонники коммунистической идеи из союзных государств — Кубы, беженцы из Испании, представители Китая, Латинской Америки. В Москву ехали учиться медицине, инженерному делу и специфике социальной экономики студенты из 50 стран мира. Для иностранных студентов открыли целый университет, который получил название Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы.
С распадом Союза и зарождением в новой России рыночной экономики в страну массово хлынули мигранты в поисках лучшей жизни. В стране силами вьетнамцев и китайцев открывались огромные вещевые рынки, низкооплачиваемая работа стала востребованной у представителей братских народов стран СНГ.
Именно благодаря специфике миграционных процессов в последние 30 лет образ мигранта для большинства россиян — это рабочий гастарбайтер из Средней Азии. Однако работать в современную Россию приезжают не только по невостребованным у местного населения специальностям, но и топ-менеджеры и средний и мелкий бизнес. Приезжают открывать здесь свои булочные, парикмахерские и даже заводят фермерские хозяйства, которые, правда, не всегда дают надои.
В центре внимания «Последних 30» оказались именно эти люди — иностранцы-экспаты, которые связывают свою жизнь, пусть только и на какое-то время, с нашей страной. Мы решили поговорить с ними и узнать, как им живется в постсоветской России, среди русских людей, что их удивляет, что привлекает и отталкивает и каким они видят будущее России. Мы сможем взглянуть на себя глазами итальянца, англичанина и француженки в новой галерее «Последних 30».





Даррелл О`Доннел, 42, преподаватель, Ирландия

Это не я выбрал Россию, это Россия выбрала меня. Я приехал сюда несколько лет назад, был экономический кризис в Европе, я искал работу. Я уже почти 20 лет преподаю английский язык, и вот меня пригласили в Россию, так я и оказался здесь.
До этого я много где был — почти везде в Европе, жил в Латинской Америке. Я не боялся ехать в Россию. До этого я жил в Каракасе, столице Венесуэлы, и поэтому видел всякое — меня били семь раз, моему другу отрезали палец, чтобы украсть кольцо. Поэтому не надо мне говорить, что в Москве опасно. Есть и более опасные места на земле, где мне приходилось бывать.
Все, что мне рассказывали о России до этого, — жуткая неправда. Что тут ужасно холодно, злые люди и т.д. Париж мне показался более неприветливым городом, чем Москва. В Европе такая же ужасная бюрократия. В этом плане Москва такой же мегаполис, как и другие крупные города мира.
Москва хочет быть Европой. Это видно по городу, по людям. Они хотят говорить и делать то, что они действительно хотят. Просто они еще пока не умеют это выражать. Но все впереди.
Меня часто спрашивают на улице: «Ты не русский. Откуда ты?» Да, я выгляжу иначе. В России почему-то люди не умеют одеваться. Вы любите большие часы, большие машины — все, чтобы показать свой статус. Это странно для меня. Я не похож на простых москвичей, хотя одежду я покупаю здесь же, в Москве, в той же Zara.
Многие хотят жить в Лондоне, в Париже. Почему? Здесь те же магазины, те же развлечения. Москва такой же мегаполис. Единственное, что мне не нравится, — это серая архитектура: очень тусклый и однообразный город в этом плане. А еще ваши водители очень странно водят — никто не пользуется боковыми сигналами поворота. Я люблю велосипед, но в Москве на нем тяжело ездить.
Я думаю, Россия сильно изменилась за последние 30 лет. Мой друг Стивен, который изучает русскую культуру, был в России в 1990-х и вот совсем недавно. Он сказал, что это совсем другая страна.
Россию ждет интересное будущее. Но, к сожалению, очень медленные изменения. В том числе в области политики. Ее у вас нет. Политика — это когда люди выражают свое мнение, когда есть конкуренция. В этом плане в России есть силы, которые не заинтересованы в этом. Поэтому все будет меняться очень медленно. Но, надеюсь, только к лучшему.


Марио, 31 год, аспирант РУДН, Италия

Я здесь уже два с половиной года. Когда я приехал сюда, то вообще не говорил по-русски. Поэтому первый год я учил язык. Приехал я сюда из Брюсселя. Там было плохо с работой в моей сфере, и я решил подать заявку на учебу в России. Конечно, я идеализировал условия жизни тут. Но приехал и пока живу. Вроде нормально.
Перед отъездом меня наставляли друзья и семья: осторожно, будет опасно! Потому что смотрят телевизор и им кажется, что тут меня ждут неприятности. Но сейчас они понимают, что ошибаются. Я живу тут два года, все в порядке.
Когда я ехал в Россию, я мало знал о жизни здесь, об истории. В Италии есть миф, что в России все тяжело — что здесь жесткая власть, тяжелые условия. Моего дедушку во время войны хотели отправить воевать в Россию, он отказался, потому что холодно. И его отправили в Африку. За время учебы здесь я многое узнал — о царях, о войне, мы учим историю в университете.
Здесь мне сложно. Общежитие, темп жизни, коммуникация. Сейчас стало гораздо проще, но вначале это было очень сложно. У нас в Италии люди часто улыбаются. А здесь нет. Все делают быстро. Если ты медленно ходишь и медленно спрашиваешь, то никто тебя не будет слушать. У людей нет времени.
Россия близка к Европе. Все люди разные, жизнь тоже. Где-то она очень похожа на Италию, где-то совсем не похожа. Я вижу в университете арабов, африканцев. Я вижу, что им тяжелее, чем мне. Потому что мне кажется, что между ними и русскими больше различий, чем между мной и русским.
Я не могу судить о политике России. Это ваше дело, вы народ и вы решаете, как вам жить. Я всего лишь сторонний наблюдатель. У нас в Италии был один путь, у вас другой. Это история, тут ничего не поделаешь.
В будущем, я надеюсь, некоторые аспекты жизни в России будут изменяться. В том числе и в политике, в отношениях с властью. Если у вас есть проблемы, вы очень пассивны, ничего не делаете. Сидите и ждете. У нас нельзя, чтоб были такие дороги — итальянцы будут терпеть день или два, потом пойдут и будут требовать, чтобы починили. Я хочу, чтобы русские научились отстаивать свои права.
Мой отец был в России в 1970-х и был тут в этом году. Он сказал, что это совсем другая страна. Он очень удивился. Надеюсь, что в будущем Россию ждет только хорошее — глобализация никуда не денется. Магазины, бытовая жизнь — все будет двигаться в сторону стремительного развития.


Патрик Сьюэлл, 27 лет, фрилансер, Англия

Впервые я приехал в Россию в 2010 году преподавать английский язык. И друзья, и семья отнеслись к этому с пониманием. В Англии считается нормальным, если ты заканчиваешь университет и решаешь пожить какое-то время где-то в другом месте — посмотреть мир, узнать, как и где живут люди, найти себя.
Сначала я жил в Петрозаводске два месяца, потом год в Новосибирске. Затем вернулся в Англию на год, и вот я снова здесь, уже в Москве. Перед отъездом я знал кое-что об истории России. Знал про 1990-е годы, знал про перестройку. В принципе, я начал интересоваться Россией еще в подростковом возрасте, когда услышал Стравинского «Обряды весны» — это волшебная музыка. Поэтому страха никакого не было. Россия — далекая страна, но вполне комфортная для проживания, особенно Москва.
Мне кажется, Москва ничем не отличается от больших европейских городов, особенно в пределах Садового кольца. Все те же развлечения — кафе, рестораны, клубы. А вот Новосибирск и Петрозаводск сильно отличаются — наверное, это и есть настоящая Россия, там совершенно другая жизнь. Мои впечатления от русских и от России связаны, прежде всего, с этими двумя городами. У людей там меньше контактов с европейской культурой — они реже выезжают за границу, меньше видят иностранцев.
Русские умеют радоваться совсем простым вещам. Очень эмоционально, с широкой душой. Я думаю, русские — это счастливые люди. Русский человек — это открытый человек. Он жаждет все узнавать, он любопытен, он всегда идет на контакт. Мне кажется, что вот этот стереотип, что русские угрюмые и неприветливые, — это всего лишь стереотип. Хотя в последнее время я вижу, как пропаганда начала действовать на людей — ко мне как к иностранцу изменилось отношение. Русские решили, что им никто не нужен, они стали меньше интересоваться тем, как живут другие люди, в других странах. За последний год сильно изменились люди, поверьте, я вам как человек со стороны говорю.
Россия — это Европа. Да, это другая страна, она отличается от Англии, но так же, как все страны отличаются друг от друга. Как Италия от Франции, например. Я вижу, как живут люди, чем они интересуются. Поэтому я больше чем уверен, что Россия — это Европа.
Мне кажется, русским надо оставить свое прошлое. Забыть про империю, перестать увлеченно жить своим прошлым. В этом Англия схожа с Россией. У нас был такой процесс — деколонизация, мы стали привыкать, что мы не империя, что у нас есть наша маленькая страна и надо делать все, чтобы в нашей стране было все хорошо. Вот России надо тоже оставить свою былую славу и начать гордиться тем, что людям сейчас живется хорошо.


Марк Стивенс, 41, бизнесмен, Англия

Россия — одно из самых интересных мест на земле, где мне приходилось бывать. Почему? Сложно сказать. Я пытаюсь каждый раз объяснить своим друзьям в Лондоне, почему мне нравится здесь, и каждый раз не могу.
Я жил в восьми различных странах, и я могу сказать, что это первая страна, в которой я чувствую себя за границей. Россия очень отличается от Европы. Здесь никогда не знаешь, что с тобой случится завтра. Очень все непредсказуемо.
Моя жизнь в России очень комфортна. Я хорошо зарабатываю, у меня много друзей. Нет никаких проблем с коммуникацией. Не знаю, может, мне просто везет. Люди видят, что я англичанин, они мне помогают. Очень дружелюбно. Хотя, помню, был один случай, когда ко мне в баре подсели двое русских молодых ребят, такие накаченные, в татуировках, и стали спрашивать про мои значки на лацкане пиджака — там были всякие значки вроде «Spirit 69» — я люблю ска-музыку. Но вроде все обошлось. Хотя в Москве больше значки не ношу.
Я понимаю, что я не сталкиваюсь со многими негативными проявлениями жизни в России, потому что я англичанин, я иностранец. Здесь много бюрократии. Меня никогда не останавливала полиция. Многие бытовые проблемы решают за меня мои русские друзья. За что им спасибо.
Россия сильно изменилась за последнее время. Я уверен в этом абсолютно, я вижу, как все динамично развивается. В 1990-е у вас были убийства на улицах, разгул бандитизма. Сейчас все по-другому. В Россию пришел капитализм. Возможно, даже сильнее, чем в Европе. Люди с каким-то остервенением скупают айфоны и все, что им рекламируют.
В России не было плавного перехода. Ваша перестройка, распад СССР — все произошло так резко и так быстро, что, конечно, это был шок для людей. Мне кажется, на русском человеке это отразилось. В хорошую сторону или нет, не могу сказать.
Я не понимаю, почему Россия думает, что Запад ей враг. Я англичанин, я жил в восьми европейских странах — поверьте, это не так. Я вижу, как западные бизнесмены смотрят на российский рынок, они хотят тут работать, строить партнерские отношения. Отношение к Западу в России больше похоже на паранойю.
Я не знаю, что ждет Россию в будущем. Жизнь здесь — это загадка.


Мария Радович, Сербия, переводчик, 25 лет

В России я уже почти семь лет, приехала сюда учиться сразу после окончания гимназии. Мне дали стипендию, я уже тогда хорошо знала русский язык, часто ходила на мероприятия русского культурного центра. Меня все поддерживали — родители хотели, чтобы я училась в России. Особенно папа, который изучал русский язык в молодости, а в 1983 году они с мамой провели даже медовый месяц в Москве. Это для них одно из лучших воспоминаний.
Вначале было очень сложно. Мне 18 лет, я единственная иностранка в своей группе, чужая страна и город. Все было непривычно. Мне кажется, жизнь в Сербии и в России сильно отличается. Москва — это очень быстрый, активный город — все в бешеном ритме. Но сейчас мне все больше и больше нравится тут.
Сербы тоже славяне, поэтому мы похожи. Хотя мы живем на юге, наверное, поэтому мы более ленивые, медленные. Но мы и более веселые и открытые. За время жизни здесь я много переняла от русских. Хотя остаюсь сербкой.
Кажется, что русские очень холодные и неприветливые. Но это не так. Русские открытые люди, они ищут общий язык. Просто это такая маска. Русских надо принимать такими, какие они есть. Когда я рассказываю друзьям о России — они многому не верят. О темпе жизни, о людях, о том, как живу. Я была и в Питере, и во многих малых городах в России. Люди отличаются, конечно. Но так же и в Сербии — Белград и окраины.
За семь лет, что я в Москве, тут многое изменилось. Наверное, в лучшую сторону. Ведь тут происходит все очень быстро — все меняется постоянно. Мой папа очень хочет снова приехать сюда — я им показываю фотографии, и они не верят, что это Москва и Россия. 30 лет назад они видели совсем другое. Но скоро приедет мой брат — я покажу ему парад Победы, памятники и музеи. Он любит авиацию и уже составил список мест, которые хочет увидеть.
Мне кажется, что русские сильно отличаются от европейцев. Вроде бы города похожи, темп и стиль жизни. Но люди какие-то другие. Это заметно. В России очень много читающих людей, уровень образования и культурной жизни выше. Я люблю Европу, но по-другому, чем Россию.
Все будет лучше, чем сейчас. Мне нравится, что Россия влиятельная страна и занимает ведущее место в мире.


Констанс Селерье, 40 лет, учебный методист, Франция

Мне нравится Россия. Я здесь уже четыре года. Это новый опыт. Я до сих пор не поняла, что такое Россия. Это загадка для меня — русская ментальность, русская жизнь. Я каждый день сталкиваюсь с вещами, которые меня здесь удивляют. При этом мне очень комфортно здесь. Четыре года я живу тут, обычно в других странах не больше двух лет.
Когда я уезжала, меня никто не держал. Наоборот, все поддержали. Радовались, что я получила работу, что мне нравится и интересно тут. Россия позвала меня! Меня пригласили на работу, и я поехала.
О России я не знала ничего. У меня совсем плохо с историей. Но это не пугало меня. Хотя поначалу здесь было очень тяжело. Метро это огромное, отсутствие табличек. Я же не знаю еще русского языка, поэтому сначала очень пугалась. Все бегут, куда-то спешат. Москва — это большой, современный город. Мне нравятся ваши трамваи.
Русские очень страстные, эмоциональные, они отдаются делу целиком. У вас нет никакой логики — просто страсть! Может, все дело в том, что я живу в большом городе. Здесь все происходит быстро, здесь нельзя медлить.
Я думаю, что русские — это такие же европейцы. Все отличаются друг от друга. И русские так же отличаются от французов. Французам стоит поучиться у русских их страсти! А русским поучиться большей рациональности.
Мне кажется, русские люди счастливы. У них всегда «все будет хорошо». Очень оптимистичные. В России много возможностей для развития, для карьеры.
Россию ждет великое будущее. Это большая страна, могущественная. И она будет становиться еще более влиятельной.


Виктор Кинг, 31 год, артист группы AMG, Зимбабве

В России я почти 15 лет, приехал сюда в далеком 2000 году. Приехал из Англии, где я тогда жил уже два года, приехал учиться на врача. Особо не боялся, в Африке гораздо опаснее, чем здесь.
Поступил в Волгограде в местный университет. И вот остался. Теперь занимаюсь тем, чем я всегда хотел, — музыкой. Мы читаем рэп, недавно записали песню в поддержку Владимира Путина, посмотрите на YouTube — A.M.G. — «Go Hard Like Vladimir Putin».
У вас дешевое образование для иностранцев, поэтому я и приехал. В Волгограде я только учился, сразу после окончания переехал в Москву. Мне казалось, что можно здесь заниматься карьерой, музыкой. Страна бурно развивалась, я видел это — много возможностей, нужно только работать.
Переезд в Россию мне сложно дался — погода, ритм жизни, еда. Да, еда вот особенно. Например, мы не едим чеснок. Вообще. А тут много куда его кладут. Непривычно.
В общежитии, где я жил, ребята мне помогали. Учили русскому языку, учили, где и что надо говорить и как. Но с расизмом все равно были проблемы. Скинхедов много было. Дрались часто. Но после 2003 года все утихло, уличных столкновений уже нет. Я хожу спокойно.
За 15 лет жизни тут я стал россиянином. Я очень переживаю за Россию, за санкции эти. Когда лезут на Россию и плохо про нее говорят. За Россию я готов на многое.
Я отмечаю все праздники — 9 Мая, Новый год. Выезжаем на природу, кушаем шашлыки, отдыхаем.
Русский человек открытый. Он все говорит как есть, не молчит. Россия очень сильно развилась за последнее время. Москва, может, даже лучше многих европейских городов — метро чище, есть Wi-Fi.
Мои друзья и родственники постоянно спрашивают меня о России. Они смотрят телевизор — BBC, CNN — и видят вот это все. Спрашивают, почему мы напали на Украину. А мне они не верят.
Я поддерживаю действия России — во внешней и внутренней политике. Скоро я получу гражданство, буду ходить на выборы и голосовать. Хотя мне, конечно, не все тут нравится. Например, что расходы людей не совпадают с зарплатами — кто-то получает 30 тысяч и за квартиру платит 30 тысяч. Это плохо.
Африканцам стоит поучиться у русских силе воли. Русские никогда не делают себя жертвой. Это здорово.
Я думаю, что в будущем Россию ждет только хорошее. Россия станет, как США в 1990-е, местом, куда все хотят уехать.


Моника Санторо, 37 лет, актриса в театре Петра Фоменко, Италия

В России я уже 13 лет. Приехала изначально на полгода, учиться — писать про театр, про русскую культуру. Я тогда получила стипендию на обучение. Потом осталась еще на чуть-чуть, а в итоге так и осталась тут.
Так вышло, что приехала я писать про русскую культуру, а стала здесь актрисой. Вот такие повороты судьбы — получилось, что именно тут я реализовала то, что, в принципе, давно хотела. Сначала писала про театр, потом стала играть. Я нашла в желтых страницах адрес и телефон академии искусств и спросила, можно ли мне посмотреть на занятия, на то, как проходит обучение. В итоге не просто ходила и смотрела, но стала и участвовать.
Когда Петр Фоменко объявлял имена людей, которых берут в театр, и я услышала свое имя — Моника, я поняла что все, я остаюсь. Я здесь уже завязана надолго, приросла корнями, уже привыкла ко всему. Отсюда так рано не уеду. Но я не думаю, что я здесь навсегда. Может быть, уеду когда-то из России.
В Италии у меня остались родители и друзья. Очень скучаю по ним. Мы редко видимся, хотя мама и папа приезжают сюда иногда, а когда-то я к ним. В Москве им понравилось. Они знают, что здесь я счастлива, поэтому радуются, что их дочь самореализуется. Когда я уезжала, все подарили мне свитеры — думали, что в России очень холодно и я могу заболеть.
В Питере я жила даже в коммуналке. Увидела русский быт изнутри. Очень странно было. Вообще, когда приезжаешь на новое место, всегда нелегко. Я еще знала язык, поэтому более-менее, а другим как? В городе нет табличек на иностранном языке, все плохо говорят на английском. А еще у вас очень большие пространства — улицы, проспекты. У нас все по-другому — маленькие улочки, метро меньше, поспокойнее. Россия — это большие просторы.
Все люди разные. Хотя в Петербурге мне казалось, что все очень суровые, может, из-за погоды. Но это только внешне. На самом деле все открытые. Итальянцы очень шумные, все эмоциональные. Русские другие. Мне кажется, я уже в этом плане стала русской.
Русские любят говорить, что они несчастны. Но это неправда. В России какая-то сила жизни чувствуется, умение справляться со всеми проблемами. Русские больше принадлежат своей культуре и своей истории. Итальянцам стоит этому поучиться.
За время моей жизни в России очень многое изменилось. Города стали совершенно другие. Да и средства коммуникации. Все развивается.


Жан-Мишель, ресторатор, Франция

Я в России уже 20 лет. Сейчас заканчиваю книгу про свою жизнь в России, она будет издаваться во Франции. Вообще, периодически пишу в различные французские газеты статьи по политике и т.д.
Сюда приехал по приглашению моего друга Жоржа Полански, он был тут директором радиостанции «Европа плюс». Он сказал, приезжай, тут можно работать. И я приехал. За это время я открыл больше 20 различных баров и ресторанов здесь. Бизнес хорошо пошел.
Приехать мне ничто не мешало. У меня была девушка, наполовину русская. Мы жили между Парижем и Нью-Йорком, но в 1996 году она погибла в авиакатастрофе. И я решил, что все. Надо что-то менять. Поэтому переехал легко, хотя и жил сначала в коммуналке.
Быть русским — значит быть открытым человеком, с душой. За время жизни здесь я стал русским. Я построил дом, помогаю монастырю одному, принял православное крещение. Хотя мой папа католик-иезуит, а мама еврейка. Православие и католицизм сильно отличаются. Я православный, и я рад этому.
Я хорошо заработал в России. Я решил, что надо и что-то отдавать. В России много бедных. Старики работали, а потом перестройка, и они лишились всего. Я открыл благотворительный фонд помощи пенсионерам. Мы покупаем еду в «Ашане» и раздаем ее в нашем центре бесплатно пенсионерам.
У меня есть корни из России, мой дед был из Одессы. Поэтому сейчас я тут открыл ресторан «Нормандия Неман». Приходите.
Жизнь здесь лучше. Здесь душевные люди. Никто не судит никого зря. Я чувствую себя тут свободным.
Когда я только приехал, я работал в баре «Голодная утка». Меня поразило, как русские умеют отдыхать. Ночью в Москве очень жарко. Я почувствовал, что тут мое место. Бар у меня был еще во Франции — «Честерфилд» назывался, как сигареты. Там играли рок-группы разные, мне очень нравилось. Поэтому в Москве открыл что-то такое же.
За 20 лет Москва сильно изменилась. Все поменялось вокруг, но люди, мне кажется, остались такими же.
Россия и Европа — это абсолютно разное. Совсем не похожи, у нас разные ценности. Русские любят природу, любят свою страну, русские никогда не сдаются! Русские очень сильные люди. Я иногда ухожу жить в монастырь, которому помогаю. Сплю в маленькой келье, на жесткой кровати. Это такая русская профилактика души. Мы там построили еще несколько домов рядом, вот там сейчас живут четыре семьи из Донбасса. Хочу в Крыму купить землю и тоже там построить что-нибудь.
Я русский, и мне нравится тут. Впереди у России великое будущее.


Драгомир Перич, 45 лет, строитель, Сербия

В России я с 1994 года. Меня пригласили поработать мои сербские друзья. Приехал на пару месяцев, и вот я здесь уже 20 лет. Сейчас в Сербии о России все говорят, но тогда я знал об этой стране мало. Знал про перестройку, знал про ЦСКА, про Пугачеву и про мультики «Ну, погоди». Ну, все то, что было еще при Советском Союзе.
Я не знал, как живут люди в России. Думал, что похоже на Сербию. Мы все-таки славяне, мы православные. Мы должны быть похожи менталитетом. Оказалось, что это не совсем так. Сербы и русские отличаются.
У нас все больше общаются друг с другом. Здесь как-то замкнуты люди на себе. Может, потому что город большой.
В Сербии не такие богатые церкви, как у вас. Нет столько золота. У нас все просто. Но кто богатый, у нас тоже любит выпендриваться, показывать свой достаток. Я видел Европу, мне кажется, там немного по-другому. Более культурно, что ли.
За 20 лет Россия сильно изменилась. Люди стали лучше жить — в магазин приходишь, продуктов много, выбор большой. Москва изменилась — новые дороги, дома, высотки Москва-сити. В Сербии такого нет. Сербия — это такая Московская область. Мне нравится здесь. Москва завлекает. В Европе в 8 часов уже все спят, а тут жизнь идет.
Когда я уезжал в Россию, друзья и близкие меня не поняли. Тогда распалась Югославия, я очень переживал. Хорошая страна была. Сербы сразу потянулись в Австрию, в Бельгию. А я поехал в Россию — зачем? Сейчас получше стало. Знают, что здесь не так бедно, как в Сербии.
Россия — это не Европа. И никогда не будет. Мы, славяне, совершенно другие. Мы не педантичны, как немцы. Мы не можем так водить машину, как французы. Жить так хорошо, как итальянцы.
Я много где был в России. Во Владимире, в Орле, в Курске. В провинции бедно живут. Очень. Мне кажется, политика государства такая — все деньги идут в центр. А там людям крохи достаются. Москва — это не Россия. Я не москвич. Моя дочь, которая тут родилась, возможно. А я все равно остаюсь сербом.
Настоящая Россия — это юг, Краснодар например. Там, где тепло, там, где люди живут землей. Вот те времена, начала XX века, — это Россия.
Я думаю, Россию ждет светлое будущее. Я вижу большие изменения за прошедшие 20 лет. И мне кажется, все будет развиваться такими же темпами.

Текст: Сергей Мохов / last30.ru
Фотография: Сергей Карпов / last30.ru

Смотрите также — Портреты тех, кто приехал в США в начале ХХ века со всего мира


Понравилось? Жми лайк!


источник

Tags: Европа, Россия, СССР, иммигранты, иммиграция, общество
Subscribe
Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments